Корзина 0 позиций
на сумму 0 руб.
+7 977 748-17-15
info@antikvarpro.ru

Пакт Молотова-Риббентропа. Как был подписан дьявольский договор, изменивший судьбу мира?

Пакт Молотова-Риббентропа. Как был подписан дьявольский договор, изменивший судьбу мира?

Пакт Молотова-Риббентропа. Как был подписан дьявольский договор, изменивший судьбу мира?

Подписание договора между Третьим рейхом и Советским Союзом в Москве в ночь с 23 на 24 августа 1939 года стало одним из важнейших событий 20-го века. Это соглашение, обычно называемое пактом Молотова-Риббентропа, разделило сферы влияния между двумя державами и непосредственно способствовало началу Второй мировой войны.

Самолет с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом приземлился в Москве рано утром 23 августа. Полет прошел не без приключений. Советские пограничники, не зная о прибытии немецкой делегации, открыли огонь по самолету, когда он пролетал над советской территорией.

Состав делегации Германии


После приземления Риббентропа ждал более теплый прием. В аэропорту его ждали заместитель народного комиссара иностранных дел Владимир Потемкин, личный телохранитель Сталина Николай Власик и пуленепробиваемый лимузин с нацистским флагом.

Риббентропа отвезли прямо в немецкое посольство, где его встретили несколько ветеранов дипломатических отношений с Советами. Переводчиком Риббентропа был дипломат русского происхождения Густав Хильгер, который был первым представителем Германии, прибывшим в Москву в 1920г. С тех пор он жил в советской столице. К Хильгеру присоединился военный атташе Эрнст Кёстринг, бывший адъютант Зеекта, работавший в московском штабе с 1931 по 1933 год.

Поначалу Кёстринг не был впечатлен хлопотливым дипломатом Гитлера; он казался "нервным и возбужденным". От результатов московского визита бывшего виноторговца зависело очень многое.

После короткого отдыха посол Фридрих фон дер Шуленбург и Хильгер поехали с Риббентропом в Кремль. К их удивлению, их лично приветствовал Сталин. За пять лет пребывания в Москве Шуленбург ни разу не встретился с отвергнутым советским лидером.

Разделение сфер влияния


Риббентроп передал диктатору короткое письмо от Гитлера, в котором тот сообщал, что министр имеет все полномочия для заключения соглашения между двумя странами. После того, как стороны обменялись проектами пакта, переговоры быстро продолжились. Сталин сразу же начал обсуждать вопрос о разделе сфер влияния.

Обе стороны быстро договорились между собой о разделе Восточной Европы. Финляндия и Эстония должны были находиться в советской сфере, а Литва - в германской. Польша должна была быть разделена по линиям рек Нарев, Висла и Сан.

Германия объявила о дезинтеграции Бессарабии, которая принадлежала Румынии. Сталин знал, как сильно Гитлер нуждался в заключении сделки, поэтому выдвинул дополнительные требования: он хотел получить всю Латвию, которую ранее планировалось разделить по Двине.

Риббентроп поспешил в немецкое посольство и отправил Гитлеру телеграмму со списком новых требований. Гитлер, который проводил нервные часы в ожидании, согласился почти сразу. Риббентроп вернулся в Кремль и передал эту информацию советскому руководству.

Когда основные вопросы были решены, Сталин и Риббентроп перешли к вопросам глобального значения. Риббентроп был убежден, что Германия сможет справиться с западными странами и Польшей.

"Нейтральная дружба".


Сталин выразил некоторые сомнения, но добавил, что "Советский Союз заинтересован в сохранении сильной Германии, и в случае вооруженного конфликта между Германией и западными странами интересы Советского Союза и Германии полностью совпадают".

Советский Союз никогда не допустит ситуации, когда Германия попадет в серьезные неприятности". Пока они разговаривали, подчиненные закончили составлять текст пакта о ненападении.

Остался короткий спор по поводу формулировки преамбулы. Немецкий проект содержал цветистые фразы о "естественной дружбе" между двумя странами, против чего протестовал Сталин. 'Не кажется ли вам, что нам следует обратить внимание на общественное мнение? - спросил министр иностранных дел Германии. - На протяжении многих лет мы выливаем друг на друга ведра дерьма. И теперь вдруг мы должны заставить наш народ поверить, что все это забыто и прощено? Все не происходит так быстро".

Риббентроп согласился с этим. После краткого ознакомления с окончательным содержанием документа Молотов и Риббентроп поставили свои подписи в 2 часа ночи 24 августа по московскому времени. Пакт вступил в силу немедленно. Риббентроп позвонил Гитлеру из Кремля - в присутствии Сталина, который, однако, не принимал участия в разговоре, - чтобы поделиться новостями.

Затем было подано шампанское, и Сталин произнес неожиданный тост: "Выпьем за нового антикоминтерниста - Сталина!". По воспоминаниям Молотова, после этих слов Сталин подмигнул. Затем последовали вежливые тосты в честь другой стороны, произнесенные Сталиным, Молотовым, послом Шуленбургом и Риббентропом. Церемония была запечатлена фотографами.

Шок для всего мира


Пакт Молотова-Риббентропа стал шоком для всего мира. Американский журналист Уолтер Липпман подытожил чувства многих, когда написал: "В истории тщетно искать заговор, столь ужасный по своим последствиям или столь вероломный". Коммунисты и фашисты расценили пакт как предательство. Французские, британские и американские коммунисты были потрясены поступком Сталина; по одиночке, по несколько человек за раз, пока, наконец, они не начали массово выходить из партии.

Ярые нацисты чувствовали себя так же. Министр пропаганды Йозеф Геббельс описал свое собственное отвращение к новости об этом событии: "Мы находимся в трудном положении и, как дьявол, вынуждены есть мух". Однако он убежденно добавил, что, что бы ни случилось, "однажды мы окажемся в состоянии конфликта" с Советским Союзом".

Были и другие реакции. Многие немецкие офицеры считали, что партнерство с Советским Союзом было наилучшим возможным стратегическим решением. Оскар фон Нидермайер, один из ветеранов эпохи Рапалло, писал:

"Времена Версальского договора и интервенции прошли. Осторожное благоразумие и действия заменили веру в военные чудеса. Судьбы Германии и Советской России теперь тесно связаны; война против Германии также означает войну против Советской России.

Генерал Макс Людвиг, возглавлявший Ваффенамт в эпоху Рапалло, отметил "мудрое решение фюрера ослабить напряженность и вернуться к нашей старой дружбе".

В наших коллекциях "Антиквариат СССР до 1945", "Антиквариат Реконструкция СССР", "Антиквариат Германия 1933-1945" и "Германия реконструкция"  представлены элементы военной экипировки, личные вещи, наградные медали, ордена, значки и элементы экипировки солдат. Экспонаты бережно сохранены в отличном состоянии и подготовлены к дальнейшему хранению. Вы можете приобрести частичку памяти об одной из самых значимых войн в истории, которая год от года становится только ценнее.

Категория: Коллекция
2 Сентября 2022

Возврат к списку



Корзина0 позиций на сумму 0 руб.